Думы об общности и разделённости

Говорят: можно бесконечно наблюдать за бегущей водой, играющим огнем, бегущими облаками и за человеком, занятым каким-то делом… Я лично очень люблю смотреть, как кто-то отлично, сосредоточенно и самозабвенно делает какую-то работу. Это сродни магии. Особенно восхищают художники, из-под рук которых возникают целые миры. Так мир рождался в руках Творца!

Хочется как-то приобщиться к этому таинству… Марк Твен смешно описал, как Том Сойер умудрился свалить нудное для него поручение тётушки покрасить забор своим друзьям, притворившись, что это очень увлекательное дело. У него даже очередь из желающих поработать кистью выстроилась…

Но дело даже не в увлекательности процесса созидания. Дело в людях. В нашей различности и общности.

Вы в детстве мечтали влезть в шкуру другого существа? Я – постоянно! Мне хотелось увидеть мир глазами своей сестры: у неё ведь голубые глаза, а меня – карие. Значит, мы не можем видеть всё одинаково! Или занимало ум: как видит меня вон та пчёлка на цветке? Умеет ли она думать, и если да, то как? Или что наблюдает в водных глубинах весёлый дельфин? Как ему там живётся?

Потом, став постарше и гуляя по своему заполярному вьюжному Норильску, я полюбила заглядывать в незашторенные окна первых этажей. Когда идёшь по снежной фиолетово-сумеречной улице среди полярной ночи, жёлтые полосы, падающие из освещённых проёмов, выглядят так уютно! Кажется, что в лучах электрического света под чьим-то окном даже немного теплее.

Ты отходишь подальше к дороге – оттуда лучше видно – и заглядываешь в чужую жизнь. И видишь чью-то кухню, где хлопочет незнакомая женщина в рубашке с закатанными рукавами и фартуке. Потом на кухню заглядывает незнакомый мужчина. У него беззвучно открывается рот. Что он говорит? Тебе не слышно голосов, стука крышек и шума воды, но воображение тут же услужливо дополняет картинку. Потом забегает ребёнок. Он может подойти к окну и увидеть тебя. И даже помашет рукой. Но тогда его мама подойдёт и задёрнет шторы.

Но ты всё равно рисуешь себе, как они живут, как сейчас сядут ужинать, что будут говорить друг другу. В твоем представлении в этой семье обязательно царит любовь. И всё у них так привлекательно, так уютно, так тепло! Тебе хочется оказаться среди них, стать им своей и близкой.

Тебя даже не тянет возвращаться в свой дом: там мама обязательно будет ругаться. Потому что ты неизвестно где болталась несколько часов, вместо того, чтобы заниматься музыкой или уроками… Дома всё известно и поэтому скучно, несовершенно что ли… А в чужой жизни – так интересно и увлекательно!

А когда ты осенью летишь “с материка” домой, в Норильск, то обязательно проводишь в московском аэропорту Внуково хотя бы сутки. Потому что рейс задерживают из-за нелётной погоды. Бывало, что мы с мамой проводили там по три дня (честное слово!). И тогда я бесконечно гуляла по аэровокзалу, разглядывая людей, которые располагались там со своим багажом. Рейсы откладывались один за другим, и во Внуково набиралось очень много норильчан. На исходе второй ночи они начинали походить на беженцев: спали вповалку между корзинок, чемоданов и тюков прямо на полу.

Это были разные семьи – с детьми, с собаками, старые и молодые, влюбленные и раздражённые. Они разворачивали пакеты со снедью, что-то жевали, наливали себе чай из термосов.

Ты придумывала их жизнь, схватывая самые мелкие детали. И в конце концов, эти незнакомые вначале пассажиры становились тебе буквально родными. Ты радовалась, сталкиваясь с кем-то у туалета или в буфете. Ты им улыбалась. Они улыбались в ответ.

…Я вновь и вновь поднималась на второй этаж, спускалась вниз, к стойкам регистрации. Выходила на улицу, вдыхала выхлопные газы отходящих в Москву экспрессов. Наблюдала суету прибывших. Возвращалась внутрь. Пробиралась мимо сваленных чемоданов уезжающих. Смотрела в окно на взлетающие самолёты. И там мысленным взором видела сидящих в ряд – тоже родных и знакомых – людей. Они летели не в Норильск. Их уносило туда, где не было плохой погоды – снежной вьюги или шквального ветра. Там светило солнце, качали пышными кронами деревья, щебетали птицы на проводах. Я представляла, как они там живут. Наверное, как у моей тёти или бабушки?

Я замирала от неосознанной тоски, когда незнакомая женщина гладила по шелковистым волосам своего сына. Мне хотелось, чтобы это меня сейчас так ласково гладили по голове! Мне до смерти было завидно, когда кудрявая девочка в ярком пальтишке обнимала своего кудрявого пуделя. Как мне хотелось тоже быть кудрявой и чтобы этот пудель был мой! Иногда я набиралась смелости, подходила и просила разрешения погладить собаку. Мне, конечно, разрешали. Пудель приветливо махал смешным хвостом. Он тоже хотел быть моим, я это точно понимала! Но кудрявая девочка начинала ревновать. Я не хотела её расстраивать и прощалась.

Меня угощали яблоком или конфетой. У нас с мамой тоже были яблоки. Но эти, чужие, конечно, были гораздо вкуснее!

…Этот процесс узнавания чужих людей, когда они из серой толпы превращаются в отдельных, знакомых до ощущения родства личностей, увлекает безмерно по сей день.

Вот этот озабоченный хмурый мужчина, шагающий по другой стороне улицы, на самом деле ведь чей-то муж, возлюбленный, отец. Его лицо перестает быть хмурым, когда он играет, скажем, со своим сыном или целует любимую. Оно – его лицо – становится таким симпатичным и смешным. Милые морщинки разбегаются от глаз и от рта. Кто-то треплет его по волосам и просит вынести мусор или купить хлеба… А эта женщина? Какие книги она читает? Какие фильмы любит смотреть? Может быть, нам даже нравятся одни и те же стихи и песни?

Иногда у меня просто дух захватывает от ощущения близости, единства со всем миром. Мы все так похожи! У каждого, конечно, свой путь и свои проблемы. Да, мы говорим на разных языках, слушаем не одну и ту же музыку и читаем не одинаковые книги. Но мы одинаково страдаем от утрат и несправедливости, млеем от нежности и близости, наслаждаемся красотой и теплом. Мы заботимся о детях и родителях. Мы все плачем или смеёмся, мечтаем о любви, размышляем о смысле жизни. В конце концов, мы сотворены по одному образу и все рождены своими матерями. И… мы все рано или поздно умрём. Разве это не должно объединять нас?

Но тогда откуда берётся ненависть, страх, отчуждённость? Я думаю, это чувства ветхого, первобытного человека. Он боялся… оттого, что ему могло не хватить еды. Оттого, что кто-то норовил покуситься на его жизнь. Кто-то мог выгнать его из уютной пещеры или не дать поселиться возле воды. Ну просто для того, чтобы самому выжить (“Умри ты сегодня, а я – завтра!”).

Сегодня нам не надо бежать с копьём или каменным топором наперевес. Сегодня многих больше заботит, куда выкинуть старый холодильник или стиральную машину, и как заменить надоевший за год смартфон. Мы сидим часами в соцсетях или смотрим сериал… Мы считаем, что исключительны. И поэтому достойны исключительной доли. Но это убеждение на самом деле разделяет нас. Исключает из общности. И мешает “возлюбить ближнего”… А разве не в этом смысл нашего земного существования? Во всяком случае, Книге книг сказано, что именно в этом.

Posted in Заметки | Leave a comment

Осень пахнет детством

Когда холодает и начинается мелкий осенний дождь, у меня наступает особое состояние какого-то беспокойства – трепетной тоски, сладких воспоминаний и ностальгии по далёким детству и заполярному городу Норильску.

Осень в детстве пахла замороженной водой, точнее снегом, немного железом, немного серой и чуть-чуть багульником, которого много было в тундре.

Помню свои прогулки во дворе в сентябре, когда мы с мамой возвращались с “материка”. Там был лишь серый асфальт (очень скоро сугробы в несколько этажей, ибо снег в Норильске мог выпасть и в конце августа, и в начале сентября), глубокие лужи, обрезки труб да двухэтажная мусорка с лестницей по бокам… И хорошо, если какая качеля или горка. Растительности никакой я не помню. Уже потом стали немного высаживать низкие деревца и кустарники на газонах в центре города.

Игры себе придумывали, как могли. Самое интересное, конечно было лазить под домами. Ибо дома в Норильске строят на высоких сваях. Там же вечная мерзлота на глубине 5 см уже начинается!

Или поход в тундру с её багульником, ягодами (брусникой, голубикой, костяникой и еще какой-то синей ягодой) и бесконечными голубыми озерами, в которых отражается низкое задымленное небо.

Тундра начиналась за соседним двором. Вернее вначале путь преграждала железная дорога, по которой следовали поезда в Дудинку и в аэропорт Алыкель. А потом холмы-холмы – рыжие (ибо зелень всю выедал едкий смог), почти лысые… и за каждым возвышением – озеро в низинке. Озера небольшие, но глубокие. И мальчишки постоянно сколачивали себе плоты из промышленных поддонов и расчерчивали голубую гладь…

Если подойти в такому озеру поближе и заглянуть в него, увидишь облака и дымные хвосты, косо торчащие из дальних труб. Трубы окружают Норильск со всех сторон. Норильский металлургический комбинат – это вам не шутка. Там добывают всю таблицу Менделеева… И когда ты видишь облака не сверху, а под ногами, мир переворачивается вверх тормашками. Даже кружится голова. И кажется, что перед тобой проём в бесконечность. И в этой бесконечности мальчишки с шестами выглядят небесными мореплавателями.

…Понятно, что в детство вернуться нельзя. Глупо ездить на старые места и искать старые дома и подъезды, где когда-то вы жили. Все изменилось – даже не пытайтесь! Вы ничего не узнаете. Только будете расстраиваться – из-за запустения любимых мест или вовсе из-за их исчезновения.

Детство вываливается из памяти само собой – внезапно, ярко, зримо – из-за какого-нибудь пустяка – вкуса или запаха… Мой провокатор детства чаще всего запах. И ветер…

Ударит упруго в грудь осенний порывистый ветер, несущий из осенних туч холодную влагу – и сразу вспомнишь норильские ветра и северный воздух… Какие там ветра! Иногда невозможно идти, сдувает с ног даже взрослого. Однажды моя мама не могла войти в арку нашего дома целых полчаса. Её просто оттуда выдувало. Она цеплялась за стены и за сугробы, она пыталась даже ползти по-пластунски – ничего не помогало. А ледоруба в тот момент под рукой не оказалось…

Когда дует сильный ветер, чтобы тебя не унесло на дорогу, есть одна хитрость. Надо нагнуться градусов на 45 и чуть чуть развернуться в сторону. Потому что если принимать ветер на грудь, он задувает в нос и в рот – невозможно вдохнуть, особенно если ветер ледяной. А когда ты так разворачиваешься, можно лечь на ветер, как на крыло. Он будет держать тебя, а не сдувать. Хорошо, если при этом у тебя в руках тяжелый портфель. Им всегда можно затормозить, как якорем, о сугроб. Это очень весело, поверьте мне!

В серой, леденящей, дымной норильской осени (не говоря уже о полярной черной зиме) особенно остро ощущаешь силу стихий. Ты их перестаешь бояться, а начинаешь, наоборот, полагаться на них, свободно отдаваться их течению.

Вот только-только ты смотрел в голубую воду и видел в ней облака. И представлял себе, что будет, если ухнуть в эту воду… Наверняка, тебя вынесет в какую-нибудь чудесную даль! Вот только ты отчаянно завидовал мальчишкам на плоту, которые не желали тебя принимать “на борт”… Как вдруг небо чернеет и опускается тебе на голову, ветер пускается пронзительно выть-завывать по всем щелям, грохотать жестяными покрытиями, и всё пространство затягивает снежная пелена. Сутки пурги – и сугробы по колено. Ещё сутки – и в каждом дворе снежные горы выше четырёх этажей.

Мама достает шубу, меховые шапки и валенки. На кроличьи, плохо выделанные кожаные варежки надеваются шерстяные – для тепла и красоты. Длинный широкий шарф, двое, трое штанов… Всё. Осень кончилась. Зима пришла! Это вам не Кишинёв с 20-градусным теплом в октябре.

Но и в золотой, тёплой молдавской осени я иногда замираю где-нибудь посреди улицы, накрытая детскими воспоминаниями. Уловив ледяную нотку в порыве ветра или оттенок багульника в запахе палой листвы… И тогда мне кажется, что времени и возраста не существует. Моя бесконечная голубая юная реальность взрастает и продолжается во мне, как и сколько моё воображение пожелает…

P.S. Норильск — город на севере Красноярского края, расположен в южной части Таймырского полуострова, примерно в 90 км к востоку от Енисея. Один из самых экологически загрязнённых городов в мире. Экологическая опасность для населения города и прилегающих к нему районов обуславливается тем, что город является «производной» одного из крупнейших в мире горно-добывающего, и, одновременно, металлургического комбината (так называемый градообразующий комплекс). Аналогов промышленного района «Норильск» (включая город) нигде в мире больше не имеется.

Posted in Заметки | Leave a comment

Матриархат наступил бесповоротно! Выводы из подслушанного…

Люблю грешным делом подслушивать чужие разговоры! Не специально, конечно. А в троллейбусе или на вокзале, или когда прохожу мимо уличных лавочек и доносятся обрывки чьей-то беседы…

…И в этот раз. Сидела на днях в палисадничке, густо заплетённом плющом. Так что ничего сквозь него не видно, только слышно.

А снаружи общий двор, где сколотили большой стол с лавочками. И там две две девочки – я им дала лет по 12 – вначале играли, кажется, в карты и болтали о том, о сём. Как это обычно бывает у подростков, то и дело невпопад прыская от смеха.

Тут к ним подошёл мальчик лет 10 (я его увидела, когда он прошёл мимо нашей свободной от плюща калитки). И стал к этим девочкам подлизываться. Явно грустно и скучно мальчугану было. Перво-наперво он обратился к одной из девочек – как я поняла своей старшей сестре – что, мол, видел её переписку с мамой, как она просила у неё “котиков”.

  • А, это я наклейки для ногтей хотела! – пояснила сестра. И тут же выдала: – Я считаю, у меня прекрасные ногти!
  • Правда, мои ногти прекраснее, чем у Марины? – обратилась она к невидимой мной подруге.

Меня поразило, что девочка использовала именно такую сравнительную форму. Не “красивее”, не “лучше”, а именно прекраснее. И вспомнила, как сама в подростковом возрасте дико комплексовала. Так что применить по отношению к себе слово “прекрасное, прекрасная, прекрасные” не могла по определению… Как любят говорить москвичи “от слова “совсем”.

И я подумала: здорово, что у этой девочки-подростка такое не искажённое отношение к себе! А поскольку до меня стал доносится запах ацетона, я поняла, что девочка себе в это время варганит маникюр…

…А дети продолжали болтать. Мальчик всё хотел присоединиться к компании девочек. Но они его явно игнорировали. Так что ему приходилось задавать свои вопросы снова и снова. Они отвечали ему через раз.

Речь у них зашла далее о том, кто себе что хочет купить. И сестра в ответ на мечты брата заметила, что, мол, у него после дня рождения полторы тысячи леев было. А он объяснил, что, 900 леев он отдал папе.

  • Когда я вырасту, знаете, что я куплю? – обращался он воодушевленно к собеседницам раза три подряд.
  • Ой, не колышет меня, что ты там хочешь себе купить! – отмахнулась, наконец, сестра.

И, поднявшись – видимо, закончив лепить купленных мамой “котиков” на нанесенный лак – потопала домой – неся свою прекрасную – белокурую, кстати – головку и растопырив свои пальчики с самыми распрекрасными ногтями.

Я увидела в проёме зарослей плюща, как брат тащится следом за ней, неся домой складной стульчик, на котором она только что сидела… И вот знаете что? Мне кажется, матриархат-таки наступил окончательно и бесповоротно!

Posted in Заметки | Leave a comment

Перенесения, заблуждения, будни…

Не знаю, как вам – мне кажется, так происходит почти у всех: ты переносишь какие-то черты и качества со знакомого на новое. С одних людей на других, а то и с человека на зверька какого…

Скажем, видишь собаку. Идешь, а она поедает какие-то косточки на обочине. Кто-то оставил бездомной бедолаге остатки своего пиршества. Такая тонконогая, светло-песочная, узкомордая, миниатюрная собачка. Деликатно так подбирает по кусочку с земли.

И ты сразу видишь в ней такую грустную, умную, деликатную женщину – точно соседка с нижнего этажа! У неё тёмные печальные глаза. Она старается прошмыгнуть незаметно по лестнице, чтобы никого не побеспокоить и лишний раз ни с кем не столкнуться. Но если встреча неизбежна, она тепло и хорошо улыбнётся и обязательно поинтересуется, как твои детки поживают…

Ты переносишь качества этой женщины на собаку. Ты даже можешь остановиться и поговорить с ней, как с доброй соседкой.

  • Замерзла, проголодалась? Ничего, ничего, кушай-кушай! Завтра я тебе тоже что-нибудь принесу.

Ты уверена, что она тебя прекрасно поняла. Вон – даже хвостиком подвильнула в ответ!

Или вот тот парень с чёрным пушистым хвостом и пегими подпалинами. Красив, собака! Но какая-то в нём неуверенность, напуганность. Вроде бы немерен подластиться, но вдруг испугается чего-то – и может даже броситься на тебя, оскалившись.

Сколько таких подростков! Застенчивы, уязвимы… Хотят показаться сильными, независимыми. А выражаются по-хамски, агрессивно.

Или вон та большая серая ворона – хромает по земле среди опавших листьев, вертя хвостом из стороны в сторону…Точно как старушка из соседнего подъезда, что постоянно – зимой и летом кутается в серую вытертую шаль. Подхрамывает, опираясь на палочку. Смотрит настороженно то влево, то вправо. Видно, что вся в себе – даже может не поздороваться.

.. Или прилетала ко мне как-то маленькая птичка. Несколько дней подряд прилетала! Я сижу на балконе, а она – раз – и бухнется слёту на веточку. Я замираю, чтобы не спугнуть. А она крылышками встряхивает, чистит клювик. Смотрит то одним глазом, то другим. Чирикает мелодично. Изящная такая, красивая…

А я вижу в ней покойную свою любимую подружку. Вот она достаёт маленькую косметичку, куда вмещается только зеркальце, помада и пару сигареток. И подкрашивается, виновато оправдываясь – мол, губы сохнут, не могу без помады. Потом закуривает, выпуская дым вверх-вверх, чтобы не дай Бог не на тебя или ещё на кого-то. Улыбается, заглядывает в глаза, расспрашивает – “чем наполнены твои дни?”. И от внутреннего стеснения немного суетится, делая лишние движения. Но так мило, так изящно, так легко и светло! Все улыбаются ей в ответ. Все охотно рассказывают, чем именно наполняют свои дни.

Птичка-Анжеличка! Это ведь ты ко мне прилетела?

…И вон та полногрудая, светлоглазая женщина – аж сердце ёкнуло, как похожа. Тоже так – немного излишне – суетится. Это ведь от внутренней неуверенности в себе? И сразу кажется, что она такая же добрая, беззаветно преданная, всегда всё про всех помнящая, бросающаяся на помощь без всякого зова… А когда оказывается, что нет, всё не так – вовсе не беззаветная, а совсем наоборот, излишне зацикленная на себе, вдруг расстраиваешься до слёз…

Ну почему? Кто тебя просил заранее наделять окружающих какими-то качествами? А ты наделяешь и потом досадуешь, что они не соответствуют твоим представлениям…

…А как притягательна чужая жизнь! Вы ведь тоже любите заглядывать в чужие окна и подслушивать (ненароком, конечно!) чужие разговоры? И домысливать. И фантазировать, “чем наполнены” их будни.

Вон, мужчина выбивает ковёр во дворе. Это так… красиво и поэтично! Или девочка кленовые листочки подбирает… Улыбаешься. Что-то тёплое и одновременно тоскливое просыпается в груди. Хочется сопричастности со всеми, кого видишь!

И – Боже! – как здорово жить!

Posted in Заметки | Leave a comment

Вот и кончается сказка

Вот и подошла к концу наша сказка про Машеньку, про её родителей, про бабушку и про всех обитателей двора уютного двухэтажного дома по улице Теобашевская.Как она возникла? Всё началось с реальной пчёлки, которая прилетела на наш балкон. И мне вдруг захотелось подумать над тем, откуда она прилетела и почему…И я хочу сказать большое спасибо моим вдохновительницам – трём моим подружкам по имени Лена. Одна из них живёт далеко-далеко – в тридевятом царстве-государстве – за Уральскими горами. А две – так же, как и я – в нашем южном городе. И они читали то, что я писала, и требовали продолжения. И приходилось мне напрягаться и думать, что ещё делают мои персонажи день за днём.Кроме того, в нашем доме живут настоящие дядя Лёша и тётя Наташа. Которые тоже читали мою сказку и спрашивали, что дальше? И еще несколько моих хороших друзей – Наташ, Игорей, Полин, Тань, Жень, Ларис, Марин, Николаев… И как можно было обмануть их ожидания?И, конечно, главный мой вдохновитель – мой любимый муж Игорь, который создал мне все условия для свободного творчества и душевной гармонии. Если бы не он, то эта сказка никогда не родилась.А ещё в моём подсознании сидело моё собственное детство, и мои летние поездки к своей тёте Шуре и кузине Вике. Естественно, они не могли не появиться в сказке вместе с дочкой Женей и внучкой Варенькой! А! Как я могла забыть?! В нашем дворе живут настоящие чёрный и рыжий коты. Но их имён, я к сожалению, не знаю. Поэтому назвала их по-своему. По-моему, им подходит…Но самое огромное спасибо реальной девочке Машеньке и её родителям, которые живут в нашем домике! Они и есть прототипы сказочных родителей и сказочной Машеньки. Но, конечно, лишь по факту своего проживания в этом неординарном доме. Просто однажды, сидя на своем балконе, за которым раскинулась старая черешня, а чуть дальше качала ветвями старая ель, я вдруг услышала: “Мария, не балуйся!”. И еще “Марийка, не убегай далеко!”. Это настоящая девочка Машенька гуляла внизу, во дворе. И этой прелестной девочке на самом деле 4 годика. Но я назвала свою героиню Маша не только из-за этой девочки. У меня есть очень хороший друг с таким именем. И муж зовёт её “Марушка!”, что мне чрезвычайно нравится.Поэтому Маша и стала Машей, Марушкой, Марийкой и Марусей. Правда, оказалось, что маму Маши и вправду зовут Лена, а вот папу – вовсе не Толя, а Костя. Но когда я это узнала, было поздно что-либо менять – мои герои зажили собственной жизнью. И я даже не всегда знала, что произойдёт с ними дальше. Прошу прощения у них за это несовпадение и за всё, что я напридумала про их дочку и про них самих. Всё это уже не имеет никакой связи с реальностью, а существует где-то в другом измерении……Вот так и случилась эта моя сказка. И я надеюсь, она вам понравилась! По крайней мере, мне самой доставляло удовольствие придумывать приключения для обитателей нашего двора.Потому что это замечательный двор! И живут в нём хорошие люди. И у каждого, наверное, случаются настоящие приключения, и каждый день происходит что-то интересное. Как в жизни всех людей!…Я вообще считаю, что человеческая жизнь – совершенно захватывающая история. У каждого человека в отдельности и всех людей планеты Земля в целом. Мне лично, кажется огромным счастьем моё появление на свет! За что душевная благодарность маме Римме – самой взыскательной моей воспитательнице и читательнице. И покойному папе Володе.Я очень люблю всех и всё, кто меня окружал и окружает. Поэтому напоследок хочу поблагодарить вас – моих любимых родных, друзей, соседей, спутников, попутчиков, встречных прохожих и всех-всех-всех!

Posted in Сказки | Leave a comment

Проводы бабушки

Всему на свете наступает конец. Как это ни грустно, пришла пора бабушке Шуре возвращаться к себе за тридевять земель в её тридевятое заграничное царство-государство.

Машенька, конечно, помнила, что бабушка должны была их покинуть рано или поздно. Но вы ведь знаете, как это бывает. Поначалу кажется, что впереди целая вечность. Однако время бежит всё быстрее и быстрее… Пока не истекает совсем. Раз – и всё. Будто и не было ничего вовсе. Этот момент всегда неожиданный и всегда грустный. Как бы мы ни готовились к нему.

Наступил такой день и в доме у Машеньки. Бабушка Шура начала паковать вещи. И как Маша не крепилась, как её ни уговаривали и мама, и папа, и сама бабушка, слёзы побежали из её голубых глазок.

  • Марушка, ты и не заметишь, как пролетит этот год, и бабушка приедет к нам снова! – потрепал дочку по щёчке папа Толя.
  • Неправда! – топнула ножкой Маша. – Год тянется очень-очень медленно! И я всё замечу! Я всегда всё замечаю!
  • Конечно, ты очень наблюдательная! – засмеялась бабушка. – Но с тобой остаются все твои друзья. И коты Рыжик и Тишка, и стрекоза Зиза со своими стрекозятами, и пчёлка Юня, и кузнечик Чик, и стрижи, и сороки, и новые подружки – Варя с Ликой. Тебе не придётся скучать, вот увидишь!
  • Бабулечка, но тебя ведь не будет? – всхлипнула девочка. – А я никого не люблю так крепко, как тебя!
  • А меня, Марийка? – обиженно всплеснула руками мама Лена.

Маша в ответ уткнулась в свои ладошки и окончательно расплакалась.

  • Мамочка, папочка, я вас тоже сильно-сильно люблю. Но бабушку я люблю тоже. И я не хочу, чтобы она уезжала!

Машины родители беспомощно переглянулись. А бабушка обняла свою бедовую внучку и поцеловала в тёплую, пахнущую воробышком – как у всех маленьких деток – макушку.

  • Ну что поделаешь, людям иногда приходится расставаться. Но за разлукой обязательно наступают новые радостные встречи! И знаешь, Марусенька, я буду писать тебе письма! Вот увидишь, как только приеду к себе домой – сразу напишу. А ты тоже выучишь буковки и будешь мне отвечать. И нарисуешь мне всё, что
    у тебя случилось нового. Хорошо?

Маша, всхлипывая, кивнула и отняла ладошки от мокрых щёк.

  • Ты сразу-сразу напишешь мне письмо? – недоверчиво заглянула она в бабушкины глаза.
  • Сразу-сразу! Вот зайду в квартиру, поставлю чемодан, возьму листочек и ручку и напишу. Потом положу своё письмо в конверт, наклею марку и брошу в почтовый ящик. Обещаю! Почтальон принесет тебе моё письмо через неделю после моего отъезда. А ты мне сразу ответишь. И тогда нам не будет так грустно друг без друга.
  • Ну хорошо, – тяжело вздохнула Маша. А потом побежала в свою комнату и принесла бабушке своего плюшевого длинноухого любимца. – Возьми тогда с собой моего зайчика Антошку. Пусть он будет с тобой!
  • А как же ты будешь спать без него? – попыталась отказаться бабушка.
  • Я уже большая! И ты сама сказала – со мной остаются мои друзья.
    А с тобой – никого! – решительно вложила своего Антошку бабушке в руки Маша.

Тогда бабушка перестала спорить и положила Машиного зайчика в свою большую дорожную сумку. А мама Лена засунула туда же большой пакет с румяными пирожками, которые напекла рано утром – чтобы бабушке было что перекусить в пути.

  • Ну, сядем на дорожку! – скомандовал папа Толя. – А то такси уже ждёт!

И все плюхнулись, кто во что горазд, в то, что рядом стояло – кресло, стул, диван или табуретка, и посидели молча минутку. А потом потом папа подхватил бабушкины вещи и вынес на улицу. А бабушка Шура, мама Лена и Машенька стали обуваться и прихорашиваться перед зеркалом. Потому что разлука разлукой, а девочкам надо хорошо выглядеть, если они решили куда-нибудь пойти.

А когда они вышли в свой двор, там уже собрались все соседи из их уютного двухэтажного домика. Потому что они тоже успели полюбить Машину бабушку за то время, что она у них гостила. И все по очереди обнялись с ней на прощание и пожелали ей здоровья и лёгкой поездки. А расколдованная девочка Лика протянула ей маленький букетик ноготков, которые специально собрала для неё на маминой клумбе.

  • Обязательно приезжайте к нам на будущий год! – кричали соседи вслед отъезжающей машине.
  • Спасибо вам! Конечно, я приеду! – махала им бабушка из окна.

И вот, таксист, разворачиваясь, круто вывернул руль своего автомобиля, набирая скорость, ударил по газам, посигналив на прощание, и они с бабушкой скрылись за поворотом…

Маша, конечно, опять плакала. Да и у мамы Лены глаза были на мокром месте. Да что там! Слёзы проложили и по её щекам дорожки, словно маленькие ручейки на склоне. А папа Толя крепко обнимал своих любимых девочек и на этот раз ни разу не пошутил, что он может от женских слёз ноги промочить и простудиться.

И все соседи тоже некоторое время стояли серьёзные и даже печальные. Потому что лето пролетело, у порога стояла осень, и подходил к концу ещё один беспокойный интересный год. А это значит, пора было подводить итоги. И каждому было что вспомнить и о чём подумать…

А я вам скажу, что в доме по улице с красивым старинным названием Теобашевская – что расположился как раз напротив пожарной каланчи, произойдёт ещё много чего интересного. Машеньку, её родных, соседей и друзей ожидают впереди новые радости и приключения… Однако это уже совсем другая история…

Posted in Сказки | Leave a comment

Девочка Лика

…Лика держала на руках маленькую собачку. И даже поздоровавшись и зайдя в гостиную, куда их с мамой Светой пригласила бабушка Шура, она не отпустила её на пол. А так и продолжала крепко прижимать к груди.

  • Какая у тебя собака, – немного завистливо протянула Маша.
  • Его зовут Джонни, – произнесла Лика медленно, по слогам.
  • Я вижу, ты очень привязана к своему другу? – вступила в разговор бабушка Шура.
  • Это мой брат! – как будто отрубила девочка.

Она и вправду была немного похожа на своего Джонни. И рыжие ее волосы расположились вокруг лица – словно длинные собачьи уши. Она вообще как будто только что проснулась, ещё не вынырнула из затянувшейся дрёмы. И вроде уже находилась в реальности, но продолжала досматривать свой сон.

Тут в комнату зашла Варя и деловито подошла к новым гостям.

  • Меня зовут Варя, – протянула она свою пухлую ладошку Лике. – Мы знаем, в какую беду ты попала. Как хорошо, что чары злой колдуньи Плохотючки удалось развеять!
  • Да, – задумчиво ответила девочка.- Но мне было не так уж плохо. Мы были вместе с Джонни. А вот мама часто плакала…

И она подняла глаза на свою маму Свету. Та ответила ей ласковым взглядом.

  • Я счастлива теперь, – призналась она. – С тех пор, как какая-то злая старуха что-то крикнула за забором, погрозив своей сучковатой палкой моей Ликочке, которая в этот момент громко смеялась, она вдруг исчезла! А на её месте появилась почему-то какая-то маленькая собачка. Она жалась ко мне, и так жалобно смотрела. Вы её видели, как мы гуляли с ней и с Джонни, правда? И я даже не сразу поняла, что эта собака и есть моя дочка…

Мама Света опять прослезилась. Но всё же закончила свой рассказ:

  • Только в полнолуние – ночью – Ликочка снова превращалась в девочку. И как крепко я её не обнимала, к утру она вновь становилась маленькой собачкой… А в эту ночь за окном вдруг засиял какой-то яркий голубой свет, который залил нас с ног до головы. И… И утром доченька осталась человеком! А я все эти годы к кому только не ходила, у кого только не просила каких-нибудь снадобий, какие только заговоры и молитвы не пробовала… Ничего не помогало! А врачи только отмахивались!
  • Это моя бабушка загадала желание для волшебного перстенька, чтобы Лика навсегда стала девочкой. И он его выполнил! – гордо объяснила всем Маша.
  • Если это так… – гладя свою дочь по голове, отозвалась тётя Света и посмотрела на Александру Ивановну. – То большое вам спасибо! Я уж и не знаю теперь – во что верить и чего бояться!
  • Ничего теперь бояться не надо! – весело ответила бабушка Шура. – Всё теперь будет хорошо! Давайте-ка – выбирайте себе места за столом! А то наш фирменный плов стынет!

И все начали рассаживаться. То и дело раздавался звонок и приходил очередной гость. Это постепенно, возвращаясь с работы, заходили все соседи из маленького уютного домика на улице Теобашевской. Пришли и дядя Игорь с гитарой и со своей Наташей. И дядя Алёша – тоже с Наташей, но, конечно, с другой (тёзки – вспомнила Маша). И тёти Надя, и тётя Галя. И дядя Костя с дядей Серёжей.

И всем хватило места вокруг большого стола. Даже черныш Тишка пришёл. Ему с котом Рыжиком поставили тарелочки с пловом чуть в сторонке.

Мама Лена накладывала еду на тарелки и спрашивала нравится ли дорогим гостям. Все с удовольствием уминали и плов, и паприкаш, и разные салаты. И так им было вкусно, что даже разговаривать никто не успевал. Только и слышно было, как стучат вилки о тарелки. И временами этот стук прерывал голос мамы Лены:

  • А попробуйте ещё вот это! Как? Давайте я положу вам ещё немножко!

И гости кивали головами, не в силах закончить жевать и ответить. Громче всех чавкал Рыжик. Он был вполне удовлетворён – наконец-то вспомнили и о нём!

… И тут Варя, которая уже, правду сказать, наелась – а она сидела напротив окна и рассматривала старую ель во дворе, на которой шумели, как всегда сороки… И сверкающий флюгер, который гордо поворачивался золотыми боками из стороны в сторону – в зависимости от того, куда ветер дует… И расчерчивающих розово-голубое небо стрижей… Так вот, она вдруг громко вскрикнула и указала пальчиком наружу. Все разом перестали есть и повернулись сначала к ней, а потом, следуя взглядом за её указательным пальчиком – к распахнутым ставням…

Пространство между раздвинутыми занавесями как будто затянулось радужной трепещущей пеленой – там играли бриллиантовым крылышками множество стрекоз! Они танцевали в окне, сплетаясь в затейливые фигуры, то сближаясь, то разлетаясь. А потом длинная сверкающая вереница приблизились к бабушке Шуре и окутала её разноцветным, переливающимся облаком.

  • Ба, Зиза вернулась! – воскликнула Машенька. – Это они так тебя поздравляют с днём рождения!

Гости, замерев и расширив глаза от изумления, наблюдали за волшебным стрекозиным хороводом. А бабушка встала и помахала стрекозам рукой.

  • Спасибо большое, дорогие стрекозы! Я очень тронута вашим поздравлением! – произнесла она прочувствованно.
  • Мы очень рады поздравить вас! – заговорила стрекоза Зиза (правда, поняли её только бабушка с Машенькой). – Я не могу сказать, как соскучилась по вашему двору, старой ели и своему маленькому домику! Поэтому решила вернуться именно сегодня, в ваш день рождения! А это мои детки, которые на днях превратились из наяд в стрекоз, и наши друзья с речки Бык.

Бабушка Шура хотела бы чем-то угостить красивых стрекоз, но не знала, что им предложить. Ведь – вы помните – стрекозы не любят сладкого. В конце концов, она поставила на подоконник тарелочку, куда положила немного мяса из плова. И стрекозы вежливо отщипнули по кусочку и вылетели из комнаты сверкающей – почти новогодней – гирляндой.

Кузнечик Чик в это время громко прострекотал как раз к этому случаю сочинённую песню.

  • Чик-чит, чик-чит! Хорошо на свете жить! Чик-шур-чик-шур, будь здорова баба Шура! – можно было расслышать в его песенке.

А потом к бабушке спустились стрижи. И самый главный стриж Зиг-Заг взмахнул острым крылом и стая по его команде громко прочирикала: “С днём рождения!” И дружно исполнили для бабушки высоко в небе несколько красивых кульбитов.

Флюгер Петя в это время важно поклонился ей со своего острого шпиля. И даже несколько раз обернулся вокруг своей оси, пока стрижи стройными рядами вычерчивали круги и зигзаги вокруг него.

И тут раздался странный смех, немножечко похожий на кашель или лай. Это засмеялась девочка Лика! И её собака на руках вторила ей, подгавкивая. При этом казалось, что Джонни улыбался от одного собачьего уха до другого. Тогда мама Света, совершенно счастливая, нежно обняла их обоих.

И бабушка Вика, и Варенька, и все гости, как зачарованные наблюдали за сказочным концертом. А когда он закончился, дядя Игорь взял свою гитару и все гости под его аккомпанемент хором спели для бабушки Шуры “Пусть бегут неуклюже пешеходы по лужам”. Хотя луж никаких и в помине не было, только несколько розовых облаков сложились на закатном небе в нежное сердечко…

Posted in Сказки | Leave a comment

День рождения бабушки. Вечер

Целый день в доме царила весёлые хлопоты. Папа бегал то на базар, то в магазин – потому что неожиданно оказывалось, что к салату не хватает сметаны, а к тортику – сгущённого молока. Или мама вдруг вспоминала, что кончились салфетки, или бабушка всплёскивала руками: “А перец, перец-то не купили!”

Мама колдовала на кухне, как заправская фея. Бабушка сновала со стаканами и тарелками из комнаты в комнату, как спринтер. Даже Машу приобщили к общей суматохе. Ей поручили очень важное дело – протереть пыль на серванте и подоконниках. И она ходила серьёзная с тряпочкой и бросалась на любой нечистый налет, который замечала…

Потом двигали мебель, чтобы поместить большой раздвижной стол в центре гостиной. Вокруг него расставили все стулья и табуретки, что только нашлись в квартире. Покрытый белой скатертью, на которой красовалась в центре хрустальная ваза с букетом для бабушки, а вокруг водили хоровод расписные тарелки, сверкающие бокалы и отполированные вилки и ножи, стол как будто распахивал объятия:

  • Подходите, дорогие гости, рассаживайтесь! Пожалуйста, не стесняйтесь!

Маша до того разволновалась в ожидании расколдованной девочки Лики, что пару раз ни с того, ни с сего расплакалась. Бабушка даже испугалась – уж не заболела ли её дорогая внученька? Но потрогав Машенькины нос и лоб, поняла, что девочка просто перенервничала. И дала ей немного валерьянки на сахаре.

Учуяв сладковатый запах, тут же, откуда ни возьмись, появился кот Рыжик. Вообще-то Рыжик терпеть не мог суеты! И когда все начали бегать – бессмысленно, как он полагал – из одного угла в другой (причем никто не мог сообразить, что котика давно пора покормить), он обиженно исчез. А тут, как будто вновь материализовался из воздуха.

  • Ммм, какой запах! – потёрся он пушистым тёплым бочком сначала о бабушкину ногу, потом о Машину. – Мням-мням! Дайте и мне скорее этой вкуснятины!
  • Ты любишь лекарства, Рыжик? – удивилась Маша. – Вот не думала, что кто-то их может любить!
  • О, этот корень – просто сводит меня с ума, – заныл кот, теряя своё кошачье лицо. – Дайте, дайте, дайте же мне его скорее, куда вы его спрятали?

И Рыжик залез своей мордой прямо Маше в лицо, принюхиваясь, потом облизал бабушкины пальцы… Он просто с ума сходил! Никогда он так раньше себя не вёл! Александра Ивановна сжалилась над усатым, плеснула ему пахучей жидкости в маленькую крышечку от сметаны. Тот, урча, облизал все, до капли, а потом утащил эту крышечку на своё лежбище на шкафу. И тёрся о неё то правым ухом, то левым, распушал хвост трубой, топорщил усы. И мурлыкал, и подмяукивал, и катался на спинке… Словом вёл себя почти неприлично.

  • Что вы сделали с котом? – воскликнул папа, заглянув в комнату после очередного похода за продуктами и всякой мелочью, о которой по очереди вспоминали то мама, то бабушка.
  • Папочка, это он так играет с валерьянкой! – объяснила Маша.
  • А-а! Понятно, – неодобрительно покачал головой папа Толя…

И вот, наконец, подготовка к праздничному ужину начала подходить к концу. Пирог зарумянился в духовке. Ароматный плов укутали в тёплое одеяло. Яркий, аппетитный паприкаш водрузили в глубоком блюде на угол стола. Конфеты и печенья разложили по вазочкам. Фрукты помыли и уложили в корзинку. Хлеб порезали, салфетки распределили…

Маша не сводила глаз с входных дверей. Ну когда же придёт девочка Лика с мамой Светой?! Наконец, раздался звонок.

  • Это Лика! – Маша бросилась открывать.

Но это оказались Варенька с бабушкой Викой. Они чинно поздоровалась со всеми и торжественно вручили бабушке Шуре букет ярких астр и красиво завёрнутую коробочку с подарком. И бабушки, как всегда, обнялись и немного пораскачивались, обнявшись, из стороны в сторону. Маша всегда удивлялась, как бабушки могут так долго обниматься?

И, не дожидаясь конца их объятий, Маша потянула подружку в свою комнату и сообщила ей последние новости. В первую очередь, про то, как её бабушка с помощью перстня расколдовала маленькую соседку.

  • Представляешь, бедняжка пробыла собачкой целых три года! – заглянула в голубые Варины глаза Маша.

…Маша объяснила, что перстень был вместе с брошкой в шкатулке, которую ей удалось открыть с помощью паучка Уха. Она поведала про их с бабушкой поход к Лешему и про всё, что он им открыл про волшебную силу перстенька с голубым камушком. Варенька слушала, открыв рот.

  • Ух ты! – только и сказала она. – Так значит, твоя бабушка Фея?
  • Да! – выдохнула Маша. – Знаешь, какая она стояла красивая под луной – вся в синем свете! И звёздочки вокруг неё кружились!
  • Здорово! Жалко, что я не видела! – с досадой заметила Варя.
  • Нам надо было торопиться, – серьёзно объяснила подруге Маша. – Иначе Лика могла остаться собачкой ещё на три года!

В это время раздался следующий звонок в дверь.

  • Вот! Это, наверное, Лика с мамой! – сорвалась с места Маша.

И правда: на пороге стояли улыбающиеся тётя Света и серьёзная Лика, которая держала маленькую бесшёрстую собачку на руках.

  • Здравствуйте, – смущённо поздоровалась тётя Света. – Мы, наверное, рано?
  • Нет-нет! Как раз вовремя! – гостеприимно раскинула руки бабушка Шура. – Мы вас ждём. Проходите!

Маша осторожно подошла к соседям…

Posted in Сказки | Leave a comment

День рождения бабушки. Утро

На следующий день Машу разбудила какая-то суета в доме. Хлопали двери, раздавались восклицания, доносились вкусные запахи с кухни…

А Маше как раз снились какие-то бесконечные комнаты в огромном старинном заброшенном дворце или замке. Он был с остроугольной покатой крышей и с высокими проёмами окон. Со старинной, покрытой толстым слоем пыли, мебелью. Какие-то зеркала отсвечивали со стен. Под ногами хрустели разбитые черепки. Валялись куклы в длинных платьицах. Маша подбирала этих кукол, складывая их в подол своего платьица. Но места на всех там не хватало. И куклы норовили выскочить и упасть обратно на грязный пол. А вдали открывалась длинная-длинная анфилада комнат – одна меньше другой…

Анфилада, если вы не знаете – это когда из одной комнаты сразу открывается вход в другую. И если распахнуть повсюду двери, то можно разглядеть из первой комнаты – последнюю. В старину так строили богатые дома, чтобы поместилось много-много гостей и можно было устраивать балы. Чтобы все видели друг друга в этих многочисленных помещениях, где бы не находились, и чувствовали, что они вместе…

И вот Маша шла по этим уходящим вдаль, старинным, похожим друг на друга, залам – как будто они отражались в каких-то огромных зеркалах. И повсюду валялись эти бедные куклы с разбросанными ножками и ручками. Маше было жаль эти заброшенные создания. Ей хотелось собрать их всех, усадить в рядочек, поправить им их длинные платьица с оборочками, причесать их растрёпанные волосики. Но подол её собственного платьица был слишком короткий. Куклы падали и падали!

И в тот момент, когда она готова была отчаяться, вдруг раздались весёлые голоса и в дом начали входить люди – много людей. Только они почему-то сильно шумели…

  • А Маша всё спит да спит! – сказал кто-то.
  • И вовсе я не сплю! – хотела возмутиться Маша, но другой голос ответил:
  • Пусть поспит! Она вчера устала…
  • Да не сплю я! – крикнула Маша и… проснулась.

Открыв глаза, она увидела в проёме дверей свою маму.

  • Ну не спишь – и прекрасно! – улыбнулась она. – А мы тут собираемся поздравлять бабушку – у неё сегодня день рождения, ты не забыла?
  • Как? – вскочила с кроватки Маша. – У нашей бабули день рождения? А я ей не приготовила никакого подарка!

Слёзы навернулись на глаза девочки: как же она могла допустить такую оплошность и забыть про бабушкин день рождения? Ведь она хотела ей нарисовать красивую открыточку!

  • Ну-ну, зачем сразу так расстраиваться? Иди, умойся. Перекуси чего-нибудь. Мы-то уж давно позавтракали. Впереди целый день. Гости придут только к вечеру. Ты успеешь приготовить свой подарок! – успокоила дочку мама Лена.

…Солнце высоко стояло над горизонтом. Папа успел сходить на базар и принести несколько больших сумок со всякими вкусностями. Мама поставила в духовку свой фирменный пирог с фруктами. А бабушка вытирала длинным полотенцем сияющие бокалы, тарелки, вилки и ложки.

  • Бабулечка-красотулечка, – бросилась к ней Маша. – С днём рождения! Я тебя очень-очень люблю!
  • Спасибо, моё солнышко! – обняла внучку бабушка Шура. – Я тебя тоже сильно-сильно люблю!

Маша с бабушкой обнялись и постояли так немножко, обнявшись. От бабушки вкусно пахло кофе. Она была такая тёплая, такая мягкая, такая родная, что Маша даже зажмурилась от счастья…

  • День-то какой хороший, посмотри, Марушка! – заглянул в кухню папа Толя. – Давай, скорее, завтракай, пойдём в сарай за мамиными закрутками!

И пошли весёлые праздничные хлопоты! Маша принесла вместе с папой несколько банок с вишнёвым и абрикосовым компотом. На кухонном столе исходил душистым паром вынутый из духовки пирог. Мама любовно украшала его белой сахарной глазурью. В гостиной стол уже был накрыт белой скатертью. В центре стояла высокая хрустальная ваза с алыми розами на длинных колючих ножках – их подарил бабушке папа Толя. Сама бабушка расставляла вокруг вазы тарелки со стаканами.

Маша побежала в свою комнату – срочно готовить свой подарок. За всеми этими делами она как-то совсем забыла, что хотела с утра пойти познакомиться с расколдованной девочкой Ликой. Из-за злых чар колдуньи Плохотючки Лика пробыла собачкой целых два года!

Но из Машиной памяти как будто кто-то стёр весь вчерашний день! Она аккуратно достала из стола большую коробку с фломастерами, которую ей подарили на Новый год, несколько белых плотных листиков и уселась рисовать. Кот Рыжик, который немного нервничал из-за всех этих беготни и шума, с облегчением устроился на столе перед Машей. Он с любопытством следил за всеми её действиями – трогал лапкой то карандаш, то фломастер, ловил коготочками руку… Прямо скажем, немного мешал котик своей хозяйке!

  • Рыжик, – наконец не выдержала Маша. – Не суй свои лапки под фломастер! У меня из-за тебя линии кривые получаются. А я хочу, чтобы бабушке понравилась мой подарок!
  • Хр! – фыркнул Рыжик. – Я ловлю твои линии, чтобы они не убежали! Но если тебе не нравится, то пожалуйста – пусть твои линии разбегаются, куда им хочется! На все четыре стороны!

И он обиженно отвернулся в другую сторону, развалившись при этом на доброй половине листа, где рисовала Маша.

  • А между прочим, – сквозь зевоту проговорил он чуть погодя. – Мама Света со своей дочкой Ликой уже выходили на улицу. Я их видел…
  • Как? – у Маши фломастеры посыпались на пол. – Ты видел девочку Лику?! Чего же ты молчишь!
  • Я не молчу. Но все бегают с утра, некому новость рассказать, – сердито запротестовал кот.

Маша тут же помчалась к бабушке.

  • Ба! А ты уже видела девочку Лику, которую мы вчера расколдовали?
  • Расколдовали девочку Лику? – раздался голос мамы с кухни. – Что за сказки? Она просто вчера вечером вернулась к своей маме из-за границы! То ли от своего папы, то ли от бабушки…

Маша прикрыла рот ладошками. Она забыла, что мама сердится, когда они с бабушкой разговаривают про всякие волшебные штуки…

  • Да, мы с ней успели познакомиться! – улыбнулась бабушка. – Она чуть старше тебя. Ей уже шесть лет. Правда, Лика пока плохо разговаривает. Больше молчит. Всё-таки так долго не говорить по-человечески! Но я её пригласила с мамой Светой на день рождения. Они придут вечером. Так что ты тоже сможешь с ней познакомиться!

Маша огорчённо опустила руки: до вечера ждать – это ведь так долго! А ждать – вы помните – это самая трудная вещь на свете! Впрочем, дел было по горло. А когда у вас много дел, время летит быстро и незаметно…

Posted in Сказки | Leave a comment

Волшебный перстень

По пути домой и бабушка и даже Маша долго молчали, полные впечатлений после посещения домика Лешего. Однако Маше одна мысль никак не давала покоя. Наконец, она не выдержала.

  • Бабуль, я вот думаю: ты говорила, что волшебное колечко передается по женской линии. То есть от бабушки к дочке, от дочки к внучке… Так?
  • Ну да, – в задумчивости откликнулась бабушка. – А почему ты спрашиваешь?
  • Ну… Я подумала, что от нашей прабабушки колечко должно было перейти к тебе?
  • Да, – остановилась удивлённая бабушка. – Но я ведь не знала, где оно. Я была уверена, что перстень пропал…
  • Вот! – удовлетворённо кивнула Машенька. – Значит, вначале желания можешь загадывать ты! У тебя ведь тоже есть три твоих желания, которое колечко должно выполнить! Ведь так, ведь верно?
  • Машенька, а ты у меня умная девочка! – бабушка потрепала свою догадливую внучку по голове. Но потом немного смущённо добавила. – Но ведь твоя мама первая примерила его, и колечко пришлось ей впору. Значит, она теперь его владелица…
  • Ба, ну и что? Ты ведь можешь попросить маму на минуточку примерить колечко. Оно наверняка подойдёт и тебе! И мы спокойно расколдуем бедную Лику! Тогда мама не будет волноваться, что ты забиваешь мне голову сказками!

Бабушка, улыбаясь, взяла Машеньку за руку и потянула вперёд.

  • Идём, Маруся, наша мама волнуется уже, что нас так долго нет. Придём домой, уже посмотрим по обстановке, что делать.

И они ускорили шаг. На самом деле, солнышко уже лежало на горизонте. Того и гляди – совсем стемнеет!

…Дома всё сияло чистотой. Мама Лена успела и прибраться, и приготовить ужин. В том числе замечательный абрикосовый пирог. И, конечно, уже в беспокойстве поглядывала на часы – куда запропастились её мама и дочь? Поэтому, когда они появились на пороге, встретила их недовольным возгласом:

  • Ну наконец-то! Где вы так долго ходите? Вы на часы смотрели?
  • Прости, Леночка, это я виновата, – бросилась оправдываться бабушка. – Я что-то стала медленно передвигаться. Пока мы дошли до леса, пока обратно – вот время и пролетело!

Машина мама сразу помягчела. Так бывает с нашими родными: иногда они могут сказать что-нибудь резкое. Но это только из-за беспокойства за нас! Надо понимать, как наши мамы волнуются, когда мы долго не появляемся, или не звоним им. Так что вы уж не забывайте, сообщайте им, где вы и что делаете. Чтобы они знали, что с вами всё в порядке!

Вот и мама Лена, узнав, что с Машенькой и бабушкой Шурой ничего не случилось, что они живы и здоровы, успокоилась, обняла их и позвала за стол.

  • Всё остыло давно! А вас всё нет и нет! – ещё немного ворчливо буркнула она. – Идите мойте руки скорее!

Ах, какой красивый, какой вкусный у неё получился пирог! Но вначале она наложила всем полные тарелки дымящегося ароматного борща. Вы знаете, Машенька на этот раз и не подумала капризничать. После такого далёкого путешествия аппетит у них с бабушкой разыгрался ни на шутку! Только и слышно было, как стучат ложки о края тарелок! Мама Лена нарадоваться не могла. Как же приятно, когда то, что ты приготовил, едят с таким аппетитом!

Доев второй кусок пирога и облизав пальцы – вы, конечно же, так не делаете, ведь это выглядит невоспитанно? – Машенька вопросительно посмотрела на бабушку. Так как раз уминала свой кусочек, стараясь, чтобы оранжевая вкусная абрикоска не выскочила из него и не упала на стол. Маша с интересом проследила за этим процессом: абрикоса вылезла из пирога наполовину и уже хотела выскользнуть, но бабушка ей не позволила это сделать и благополучно проглотила, причмокивая.

Только после этого бабушка оглядела всех и заметила вопросительный внучкин взгляд.

  • Ох, – удовлетворённо вздохнула она. – Как же вкусно, Леночка! Очень люблю, как ты готовишь. Спасибо большое!
  • Спасибо, мамочка, – спохватилась и Маша.
  • На здоровье, мои дорогие! – ласково ответила мама Лена. – Берите ещё по кусочку!
  • Ой, нет, больше не лезет! – честно призналась Маша. И сама же засмеялась. И все вокруг тоже заулыбались.
  • Леночка, я смотрю, ты как надела наше семейное колечко, так и не снимаешь? – перешла к делу бабушка.

Мама довольно отставила руку в сторону и полюбовалась перстеньком. Голубой сапфир переливался под лампой, отбрасывая маленькие световые зайчики по стенам.

  • Да, просто не могу наглядеться, какое красивое! – проговорила она в восхищении.
  • А можно я его тоже примерю? Очень мне любопытно, будет ли оно мне как раз тоже? – вкрадчиво попросила бабушка.

Мама с небольшим сожалением сняла кольцо с пальца и протянула бабушке.

  • Ну, конечно, мама! Какие разговоры? А ты что ли сама хочешь его взять? – в мамином голосе послышались ревнивые нотки.
  • Да, нет, моя хорошая! Оно так тебе так к лицу. Я просто хочу его примерить, – успокоила ее бабушка Шура.

И вот что интересно – колечко пришлось впору и бабушке тоже! Оно скользнуло ей на безымянный палец, как будто всегда его украшало. Все так и ахнули.

  • Мама, тебе тоже очень красиво!.. Я что-то не подумала, что кольцо вообще-то предназначалось тебе, – вдруг смутилась мама Лена.
  • Доченька, да ты что! Конечно, носить его будешь ты! Я из чистого любопытства. Всё-таки семейная реликвия…

И бабушка кокетливо растопырив пальцы, стала рассматривать драгоценность со всех сторон.

  • Леночка, ты уж прости свою мать – люблю побрякушки, как сорока! Дай-ка я схожу на улицу, посмотрю, как камушек искрится под луной. Ваш дедушка рассказывал, что оно как-то волшебно сияет под лунными лучами. Вдруг да исполнит моё самое заветное желание? – и бабушка задорно подмигнула.
  • Ох, мама, опять твои сказки! – вздохнула мама Лена.

Маша в это время затаила дыхание. Ну надо же, как здорово бабушка всё придумала! Она тоже бросилась обуваться. И кот Рыжик до того момента вроде бы безмятежно
дремавший в мягком кресле, моментально соскочил со своего лежбища и побежал к входной двери.

  • Мамочка, я с бабушкой выйду, ладно? Мне тоже хочется посмотреть, как колечко исполняет желания! – крикнула она на бегу.
  • Идите, идите, сказочницы! – вздохнула им вслед мама Лена.

Вы тоже волнуетесь вместе со мной? Правда ведь? Я вас успокою: у добрых людей обязательно всё хорошо кончается!

Бабушка с внучкой вышли за калитку, потому что во дворе дома по улице со старинным названием Теобашевская все было закрыто деревьями и высокими кустами сирени. А им надо было, чтобы место было открыто лунному свету.

За воротами было пустынно. Только ветерок играл и с несколькими – уже опавшими – листиками. Да Рыжик тёрся у бабушкиных ног и громко мурлыкал.

И вот бабушка встала посередине улицы, подняла руку вверх и громко сказала:

  • Хочу, чтобы девочка Лика вновь стала человеком! Пусть злые чары колдуньи Плохотючки развеются!

И кольцо вдруг ярко засияло на её пальце, вспыхнув голубым цветом, как какой-то невиданный мистический цветок. И бабушку всю залил этот волшебный свет – с ног до головы.

Маша схватила кота Рыжика и прижала к груди. Она боялась вскрикнуть, чтобы ничего не испортить. Она вдруг поняла, что её бабушка, не просто её любимая бабуля. Оказывается, это самая что ни на есть рассказочная фея! А мы-то все думаем, что волшебницы феи бывают только в сказках…

Этот волшебный миг длился несколько секунд или целую вечность? Свет, окутывающий бабушку, постепенно померк. Луна по-прежнему улыбалась им с высоты. По-прежнему дул тёплый августовский ветерок, раскачивающий ветви деревьев, шуршащий по земле и по кровле. Рыжик громко мурлыкал у Маши под самым ухом, мягко обнимаю её шею своими пушистыми лапками. Бабушка медленно опустила руку.

… И тут из соседского окна раздался громкий возглас:

  • Ликочка, девочка моя!

А в ответ послышался вначале какой-то кашель, похожий на собачий лай, а потом детский голосок:

  • Мамочка!

Маша с бабушкой заговорщицки улыбнулись друг дружке. И, взявшись за руки, пошли к себе домой. Длинный-длинный день закончился. Бабушка с внучкой очень устали. Им обеим надо было как следует выспаться перед новыми приключениями…

Posted in Сказки | Leave a comment